Перевести страницу

Статьи

Барри Блайз (Barry Blyth, Австралия). Интервью известного селекционера ирисов

Сегодня австралийское ирисоводческое хозяйство «Tempo Two» – одно из известнейших в мире. Сорта селекции его владельца Барри Блайза (Barry Blyth) на протяжении многих лет неизменно имеют наивысший рейтинг у цветоводов-любителей всего мира.


Интервью у г-на Барри Блайза, который вывел около 2 000 сортов ирисов различных садовых классов, взял канд. биол. наук Кирилл Голиков.


– Г-н Блайз, Ваша ирисоводческая фирма, одна из крупнейших в Австралии, сегодня хорошо известна во всем мире. Какова ее история?


– Я родился в 1941 г. в Австралии в семье Адори Пернетта (Adoree Pernettya) и Чарльза Блайза (Charles Blyth). В конце XIX в. родители моей матери владели питомником альпийских растений и многолетников («Alpine and Perennial Nursery») в Англии. Дед учился во Франции у знаменитого Лемуана, а в 1908 г. из-за семейных разногласий перебрался в Австралию, где основал свой питомник и до самой смерти (1956 г.) выращивал многолетники и занимался селекцией. В Англии семейный питомник просуществовал до 1966 г. Мои родители после Второй мировой войны культивировали в своем хозяйстве «Sunnyside Gardens» различные многолетники и растения на срезку, а также некоторые овощные культуры на продажу.


– Многие известные современные селекционеры продолжают семейное дело. Как и почему Вы занялись гибридизацией ирисов?


В нашей семье я представляю четвертое поколение селекционеров рас-тений. В 15 лет после окончания технической школы начал учебу в сфере садоводства, а через 4 года, окончив колледж в Мельбурне, стал дипломированным специалистом. В возрасте 21 года я уехал в Англию. Год работал в питомнике «John Waterer & Son& Crisp» - огромном хозяйстве (1200 акров*) под Лондоном, где выращивали широкий ассортимент растений. Следующий год я провел в питомнике «Hillier & Sons» (700 акров). Коллекция растений, предлагаемых для продажи этим хозяйством, и сегодня считается крупнейшей в мире. А в те дни они нанимали ботаников, чтобы описания растений в многочисленных ежегодных каталогах были на высоком профессиональном уровне.


Эти 2 года, проведенные в Англии, несмотря на слишком холодные для меня зимы, были очень плодотворными. Вернувшись в Австралию, я стал партнером родителей, увеличил площадь нашего питомника и разработал полномасштабную программу по гибридизации бородатых ирисов, кото-рую и начал осуществлять. Кроме того, мы выращивали растения на срезку: люпины, георгины, а также азалии и другие кустарники, и, конечно, ирисы. В 1973 г. родители отошли от дел, и мы с женой Лесли, переименовав питомник в «Tempo Two», сконцентрировались на широком ассортименте ирисов и лилейников. В 1979 г. перенесли плантацию ирисов на новое место (Ellinbank), увеличив площадь посадок. Там мы выращивали ирисы и лилейники около 10 лет, затем перебрались в поместье с более теплым климатом и песчаными почвами (Pearcedale), где живем по сей день.


В результате нашей программы по гибридизации ирисов мы получали 5 - 15 тыс. сеянцев ежегодно. Итоги 50-летней работы, проводившейся по определенным линиям, радуют нас: декоративные признаки совершенствуются, что хорошо заметно на общем фоне.


– Каковы Ваши дальнейшие планы?


– В последние годы мы собрали обширную коллекцию хост, а от лилейников отказались. Решили сконцентрироваться на селекции ирисов, выращивании самых лучших хост, а также ароматических растений.


– Продолжают ли Ваше дело дети?


Трое наших детей представляют пятое поколение селекционеров. Пол и Тим выращивали ирисы для оптовой и розничной торговли (главным образом, старые сорта), но сейчас переключились на другую работу. Дочь трудится с нами в питомнике, скрещивает калифорнийские ирисы (Pacific Coast Iris). Она также выращивает ирисы для фермерских рынков и садоводческих выставок. Может быть, ее дети – наши внуки, пока еще малыши, тоже займутся ирисами.


– Чем Вы руководствуетесь при создании сортов: хотите добиться новых вариантов окраски и формы цветка, получить определенные качества цветоноса, изменить срок цветения?


Первоначальной целью, которую я поставил 60 лет назад, было улучшение двуцветных ирисов, мое внимание особенно привлекали амены (вариант двуцветной окраски с белыми вер хними долями околоцветника – К.Г.). Через несколько лет внес уточнения в свои планы, решив вывести розовую амену (ирис с белыми верхними и розовыми нижними долями – К.Г.). За полвека мы получили десятки тысяч восхитительных сеянцев, среди которых двуцветные, двутонные ирисы, амены и выдающиеся одноцветные, представляющие интерес даже по сегодняшним очень высоким стандартам. В гибридизационной линии розовой амены процвело 250 тыс. сеянцев, и, надеюсь, моя мечта близка к осуществлению.


По возвращении из Англии в Австралию в 1963 г. я приступил к гибридизации ирисов по намеченной программе. Мне хотелось улучшить двуцветные сорта и амены высоких бородатые ирисов, а также добиться богатой окраски, присущей высоким ирисам, у карликовых форм и наоборот. В то время единственными аменами, с которыми у нас был опыт работы, оказались рецессивные** ирисы в фиолетовых и синих тонах, например, ‘Wabash’ (E.B. Williamson, 1936) и ‘Bright Hour’ (G. Douglas), а также близкие к аменам или нежным неглектам (двутонные ирисы в лилово-фиолетовой гамме с более светлой окраской верхних долей– К.Г.) ‘Amigo’ (E.B. Williamson, 1934) и ‘Rheintochter’.


Однако в работе по гибридизации проявлялась присущая этим сортам проблема: они с трудом завязывали семена, а если это все же происходило, в коробочке их оказывалось очень мало. Кроме того, всхожесть была плохой, и мы были рады, если прорастало 10% семян. Так что процесс шел очень медленно. Единственным лучом света на горизонте рецессивных амен были желтые амены и желтые двутонные ирисы новозеландского гибридизатора Дж. Стивенса: ‘Pinnacle’ (Jean Stevens, 1949), ‘Summit’ и ‘Mystic Melody’ (Mrs. W. Stevens). Они подали надежду, поскольку оказались более фертильными (плодовитыми).


В конце 1950-х П. Кук в США интродуцировал первую доминантную амену, происходящую от сорта‘Progenitor’***: ‘Whole Cloth’ (Paul Cook,1958) – белый/светло-фиолетовый ирис, получивший в 1962 г. медаль Дайкса (W.R. Dykes Memorial Medal). Это высшая награда Американского ирисового общества (American Iris Society). Кроме того, была интродуцирована доминантная неглекта ‘Melodrama’ (P. Cook, 1956).


Именно эти сорта дали начало новым цветовым комбинациям и типам окрасок, которые в изобилии представлены сегодня в мире ирисов. И это делает процесс выведения двуцветных ирисов и амен столь захватывающим. Однако сорта П. Кука, несмотря на все свои достоинства, имели и недостатки.

К примеру, они оказались настолько доминантными, что при скрещивании с желтыми аменами Дж. Стивенса окраска последних не проявлялась у гибридного потомства. Так что получить нежные, пастельные амены в розовой гамме было очень трудно. В 1963 г. Дж. Стивенс зарегистрировал амену ‘Sunset Snows’ (J. Stevens, 1965) с белыми верхними и розоватыми – цвета какао – нижними долями с красными бородками.

Благодаря своему другу селекционеру мне посчастливилось стать обладателем одного экземпляра этого ириса уже в 1963 г., еще до того как сорт был официально интродуцирован. Он зацвел в тот же год и сразу очаровал меня, вдохновив на селекционные изыскания, главной целью которых было создание настоящей розовой амены. Но поиск этого неуловимого, ускользающего цвета продолжается и по сей день.


‘Sunset Snows’ оказался последним сортом, созданным Дж. Стивенсом, который вскоре скончался.


Я понимал, что это рецессивный сорт, но все же начал скрещивать ‘Sunset Snows’ с различными культиварами, включая амены П. Кука и сеянцы от его гибридизационных линий.



Результаты были поразительными: все виды окрасок и узоров, характерных для этих линий Дж. Стивенса 50-летней давности. Они и сегодня, через 25 поколений после ‘Sunset Snows’, еще встречаются при их использовании в скрещиваниях. Учитывая рецессивность сорта, я решил сохранить некоторые линии, не вводя в генетический фонд отдельных доминантных амен П. Кука. По сей день некоторые из линий моих сеянцев несут в себе очень мало генетического материала от доминантных амен, и это подтверждает верность избранного пути. В результате сеянцы на моих грядах могут быть удивительно разнообразны, с самыми различными типами окраски. Спасибо Джину Стивенсу.


Однако ‘Sunset Snows’ заключал в себе несколько недостатков. Форма цветка была незамысловатой, а его размер чересчур мал, и хотя при регистрации этого сорта в описании была указана высота цветоноса 90 см, она редко превышала 70 см. Другая проблема, которая кому-то покажется странной, – слишком высокая скорость разрастания (до 20 приростов за сезон). Поэтому уже на 2-й год куртина ириса ‘Sunset Snows’ могла стать такой плотной, что цветение ослабевало, и для ежегодного хорошего цветения, куст необходимо было регулярно рассаживать. Эта особенность сохранилась и у многих его сеянцев.


– Каковы Ваши критерии при отборе сеянцев: декоративные, ростовые качества или учитываются и какие-то другие?


В первую очередь это новая окраска, узор, их сочетание. Затем – форма, гофрировка, ширина долей около- цветника, ветвление цветоноса, а также ростовые качества.


– Сколько сортов ирисов Вы уже создали?


Никогда над этим не задумывался, но 15 лет назад один из друзей подсчитал, что я зарегистрировал 1500 сортов, так что сейчас их, наверное, более 2000.


– В наших коллекциях ирисов часто встречаются Ваши сорта ‘Copatonic’, ‘Decadence’, ‘Louisa’s Song’, ‘Romantic Gentleman’ и др. Это Ваш излюбленный тип окраски цветка (двухцветный с каймой на нижних долях – К.Г.), или Вы работаете и над культиварами с иной колористикой?


В основном я продолжаю заниматься новыми вариантами двуцветных ирисов и амен, а также качественным улучшением двуцветных и других,

уже интродуцированых, ирисов. Время от времени я провожу иные скрещивания (пликаты и одноцветные). В течение многих лет зарегистрировал целую россыпь сортов с такими вариантами окрасок.


– Расскажите, пожалуйста, подробнее о Ваших новых сортах и перспективных сеянцах.


Испытание проходят сотни сеянцев, ежегодно мы выращиваем 5–15 тыс. шт. Небольшая часть новейших из них (еще без названий) представлена на 18 фотографиях, иллюстрирующих это интервью. В родословной некоторых из них, к сожалению, не указаны отцовские растения. В 2010 г. были проведены скрещивания, но во время цветения ирисов закончилась 13-летняя засуха, хлынули дожди. С ними пришла беда – нашествие миллионов улиток, которые съели бумажные этикетки, поэтому я знаю лишь материнские растения. С тех пор я перешел на пластиковые бирки – и это после 60 лет скрещиваний!


– Чем Вы руководствуетесь, подбирая родительские пары?


В первую очередь, хочу получить новые окраски и узоры. Среди собственных сеянцев выбираю самые лучшие по колеру, форме цветка, ширине его долей и скрещиваю их друг с другом, а также с наиболее интересными ирисами иных оригинаторов. Получив хороший результат, никогда не повторяю скрещивание (по-моему, это значит идти назад), а просто использую культивар в дальнейшей гибридизации.


Основная проблема, связанная с двуцветными ирисами, как она мне виделась в 1950–60-е годы, – более мелкие цветки и менее выразительная их форма по сравнению с монохромными сортами, а также отсутствие гофрировки на долях. Поэтому я поставил цель значительно улучшить двуцветные культивары и приступил к ее реализации, вводя в гибридизационные линии самые лучшие сорта — одноцветные и с гофрированными долями, а затем проводил возвратные скрещивания сеянцев. Примерно после 10 поколений мы прекращали скрещивание с одноцветными ирисами. Также благодаря использованию культиваров с богатой пузырчатой гофрировкой долей околоцветника и эффектной формой цветка с широкими долями, выведенных северо-американскими селекционерами, соответственно Дж. Гио (Joe Ghio) и К. Кеппелом (Keith Keppel), эти достоинства удалось привнести и закрепить в наших гибридизационных линиях. Последние продолжаем совершенствовать, ежегодно скрещивая их с лучшими сортами других гибридизаторов (в пределах разумного).


Дело в том, что из-за австралийского законодательства в сфере карантина растений импортировать новые культивары чрезвычайно дорого: около 200 долларов за одно корневище, не считая стоимости самого растения и транспортных расходов! Принимая во внимание, что в мире ежегодно интродуцируется свыше 1200 новинок ирисов, я вынужден выбирать всего несколько для использования в гибридизации и введения в коммерческий оборот в Австралии. Поэтому в течение последних нескольких лет я ежегодно провожу скрещивания в саду К. Кеппела в США, а завязавшиеся семена, которые он присылает мне, выращиваю в Австралии. Это позволяет сэкономить средства и, благодаря разнице сезонов в южном и северном полушарии, ускорить процесс селекции. Ведь пока импортные новинки дойдут до Австралии и зацветут, и я смогу использовать их в гибридизации — пройдет очень много времени! В свою очередь, К. Кеппел проводит скрещивания в Австралии на моих новейших гибридизационных линиях, а я высылаю ему завязавшиеся семена. Такое сотрудничество позволяет быстрее продвигать в жизнь новые гибридные поколения. Поскольку нам обоим уже за 70, мы не раз сожалели, что столько лет могли бы сохранить, если бы начали работать таким образом раньше, вместо того, чтобы ежегодно поодиночке выращивать тысячи сеянцев.


(За последние 9 лет 4 сорта К. Кеппела получили высшую награду AIS – медаль Дайкса: в 2004 г. – ‘Crowned Heads’ (1997), 2006 г. – ‘Sea Power’ (1999), 2011 г. – ‘Drama Queen’ (2003), 2012 г. – ‘Florentine Silk’ (2005); еще один сорт К. Кеппла – ‘Gypsy Lord’ (2006) – в 2012 г. стал обладателем высшей награда AIS для высоких бородатых ирисов – медали Уистера (John C. Wister Medal), и в ближайший год сможет претендовать на медаль Дайкса – К.Г.).


На протяжении долгих лет мною было создано множество очень интересных сортов, восходящих к первому поколению сеянцев ‘Sunset Snows’ – таких

как ‘Outer Limits’ (1972), ‘Twist and Shout’(1973) и ‘In Tempo’ (1974). Некоторые культивары были действительно выдающимися, в первую очередь я имею в виду‘Louisa’s Song’ (1999). Этот сорт показал себя и плодовитым родителем, и первоклассным садовым ирисом. В прошлом году он был внесен в Зал славы высоких бородатых ирисов AIS.


Сорт ‘Louisa’s Song’ дал начало множеству прекрасных культиваров – не только моих, но и других гибридизаторов, среди которых выделяется ‘Deca-dence’ (B. Blyth, 2004). Это наиболее выдающийся ирис как по разнообразию окраски его потомства, размеру цветков, гофрировке долей, ветвлению цветоноса, так и по высокому проценту полученных от него удачных сеянцев в сравнении с другими родительскими сортами.


(К настоящему времени в международный регистр ирисов внесено около 120 сортов, происходящих от ‘Decadence’. Этот сорт – единственный культивар, выведенный за пределами США и Канады, не просто стал обладателем всех наград AIS, на которые был номинирован, но в каждом случае набирал наибольшее число голосов судей. Дело в том, что претендовать на получение наград AIS могут лишь сорта, официально интродуцированные в Северной Америке. Тем не менее, ‘Decadence’ выиграл все награды, присуждаемые AIS сортам высоких бородатых ирисов. Так, в 2006 г. он получил почетный отзыв (Honorable Mention) и Кубок Уолтера (Walter Cup), а также награду как сорт, набравший в номинации «почетный отзыв» наибольшее количество голосов судей среди всех садовых классов, в 2008 г. – награду за качество (Award of Merit), в 2010 г. – медаль Уистера. Правда, на медаль Дайкса ‘Decadence’ даже не был номинирован, поскольку по правилам AIS она может присуждаться только сорту, выведенному в Северной Америке – К.Г.).


Третий сорт, который мне хотелось бы упомянуть, – ‘Adoree’ (2009). Он ведет происхождение, главным образом, от чистой линии ‘Sunset Snows’, и хотя этот культивар иногда создает трудности в выращивании, он зарекомендовал себя замечательным родителем. Каждый сезон сеянцы 2-го и 3-го поколений от ‘Adoree’ поражают меня разнообразием окрасок, и, кроме того, в большинстве своем они лучше растут. Я даже могу сказать, что среди гибридов ‘Adoree’ F2 и F3 есть ускользающая «розовая амена». Очень надеюсь ее получить, так как есть 7–8 перспективных сеянцев с близкой окраской, которые мне нравятся.


Сорт ‘Sunset Snows’ оказал глубокое влияние на гибридизационную программу. К. Кеппел составил «фамильное древо» одного из моих сеянцев и обнаружил, что ‘Sunset Snows’ присутствует в нем приблизительно 1200 раз! Поскольку некоторые из этих линий пересекаются, мои сеянцы, которые цветут сейчас, содержат этот сорт в своей родословной около 2500 раз!


Я уже говорил, что ежегодно выращиваю от 5 до 15 тыс. сеянцев. Если считать в среднем по 7 000 шт. в год, то в поисках розовой амены я вырастил примерно 350 тыс. сеянцев, добрая половина которых происходит от линии ‘Sunset Snows’. Перед моим мысленным взором возникает образ розовой амены с синими бородками. О, если бы вернуть мои 25 лет, сохранив при этом приобретенный опыт и все наработки!


– Сегодня проводится несколько международных конкурсов ирисов, а специализированные национальные общества организуют симпозиумы по определению популярности сортов и проводят опросы, в результате которых присуждаются награды. Участвуют ли Ваши культивары в этих мероприятиях?


В свое время я участвовал во всех соревнованиях по всему миру, однако по разным причинам отказался от большинства из них. Во-первых, смена климатических условий при «переезде» ирисов из южного полушария в северное очень влияет на растения. Их акклиматизация занимает около трех лет, а к этому моменту конкурс зачастую завершается, и у моих ирисов нет шанса привыкнуть за такое короткое время к новым условиям. Но я не переживаю из-за наград, потому что просто наслаждаюсь растениями, мне нравится создавать ирисы, которые могут порадовать других людей.


– Каковы, на Ваш взгляд, перспективные направления селекционной работы с ирисами?


По-моему, самые многообещающие направления – окаймленные цветки с различной окраской верхних и нижних долей. С другой стороны, каждый сеянец – загадка; я только отбираю те из них, которые выделяются на общем фоне.


– Вы работаете только с высокими бородатыми ирисами или со среднерослыми и карликовыми тоже?


Ежегодно я провожу довольно много скрещиваний карликовых и среднерослых ирисов и вывел несколько сотен сортов.


– Занимаетесь ли Вы селекцией безбородых ирисов?


Я осуществил многочисленные скрещивания спуриа и сибирских ирисов, получил множество сортов, но уже около десяти лет больше этим не занимаюсь.


– Несмотря на некоторые трудности акклиматизации, многие Ваши сорта полюбились в нашей стране. Как российские коллекционеры могут их заказать?


По нашему каталогу мы отправляем ирисы в российскую компанию «Полицвет» через Амстердам. Это связано с тем, что гражданам РФ очень трудно получить лицензию на ввоз растений из-за рубежа, как и импортное карантинное разрешение. Поэтому, действуя через фирмы, специализирующиеся на импорте растений – такие как «Полицвет», удается устранить все эти сложности. Подробную информацию Вы можете найти на нашем сайте: www.tempotwo.com.


– Спасибо за беседу. Будем с нетерпением ждать Ваших новых сортов.


*1 акр = 4046,86 м2

**Рецессивный признак (от лат. recessus отступление) – тот из родительских признаков, который не развивается у потомства первого поколения, является подавленным, в противоположность развитому, преобладающему признаку – доминантному; р. признак проявляется обычно у части особей, начиная со

второго поколения; точно так же различают р. и доминантный ген.

***‘Progenitor’ (P. Cook, 1951). Садовый класс интермедиа бородатые. Высота цветоноса 38 см. Двуцветный: верхние доли – светло-желтые; нижние доли –

светло-фиолетовые. Ранний срок цветения. Желтоцветковая форма Iris reichenbachii x ‘Shining Waters’.


Литература

1. Iris Check List of Registered Cultivar Names. St. Louis, Missouri, 1962; Tulsa, Oklahoma, 1971; Tulsa, Oklahoma, 1981; Tulsa, Oklahoma, 1992; Hannibal,

New York, 2001.

2. Registrations and Introductions. / Published by the American Iris Society, 2001-2013.


Фото: Б. Блайза, К. Голикова, П. Попова.

Журнал "Цветоводство" № 3,4 - 2013 г.